Андрей Манчук. Социальный журнализм (kermanich) wrote,
Андрей Манчук. Социальный журнализм
kermanich

Categories:

Копенгаген

Продолжение материалов о нашей европейской поездке в сентябре. Перед этим был Берлин, на очереди - Свободное государство Христиания и Мальмо.

Копенгаген. Гавань захватчиков и торговцев

Самый красивый город Балтийского региона лежит на раскатанных ледником островах, под серыми небесами, окруженный свинцовой водой – а ветра все время крутят кованые флюгера на его башнях и гигантские лопасти ветряных электростанций. Архитектура Копенгагена сочетается с этим ландшафтом так же хорошо, как и с сформировавшим ее стиль лютеранским минимализмом. В ней мало красок, но много пространственных решений, которые обнаруживают себя как в здании Старой Биржи, так и в современной авангардистской Опере. В этом городе с лондонскими и московскими ценами в магазинах почти не заметно налета североевропейской провинциальности. А его площади украшают статуи великих разбойников: викингов, епископов и монархов – вроде той, которая ожила в сказке Сельмы Лагерлеф, и тяжело пошла через Карлскруну, вспоминая о былых морских битвах.   

Датская столица расположена, в проливе Зунд, на одном из важнейших путей из Балтики во внешнее Северное море. Стародатское название города – «Гавань торговцев», в полной мере характеризует преимущества его месторасположения, с тем дополнением, что здешние купцы предпочитали не платить за то, что они могли взять своими мечами. Небольшая страна – самая маленькая во всей Скандинавии, веками служила центром военной экспансии, которая оставила множество следов в истории и на карте европейского континента. И даже теперь продолжает оставаться одной из его последних колониальных держав.

Эта экспансия началась со времен легендарного викинга Рагнара Лодброка – Рагнара Мохнатые Штаны – которому приписывают захват Парижа, сожженного данами в 845 году и совершенное затем вторжение в Англию. Сыновья Рагнара, во главе с Бьорном Железнобоким и Сигурдом Змеиный Глаз, начали завоевание британских островов, а датский король Кнуд Великий завершил его в 1016 году, став королем Англии. Он разделил ее на четыре провинции по датскому образцу, заложив этим основы нынешнего английского территориального устройства. Накануне этого английский король Этельред Неразумный издал эдикт, призывающий к убийству датчан, живущих в стране «как плевелы между пшеницей», причем часть их была заживо сожжена в оксфордской церкви Святой Фридесвиды. Однако это только подхлестнуло завоевателей. В армии Кнуда против англичан сражались даже поляки – так как матерью владетеля Дании, Англии, Норвегии, Шлезвига и Померании была дочь основателя польского государства, короля Мешко. Что, между делом, указывает на широту влияния скандинавской империи.

Экономическим следствием вторжения стал первый прямой налог на Британских островах, известный под названием «данегельд» – «датские деньги». Английские короли взымали его с крестьян для уплаты выкупа датским викингам, и много веков спустя Редъярд Киплинг напишет об этой позорной подати в своих известных стихах: 

И это зовется «Дань Дании»:
Захватчик дает вам понять,
Что если получит «Дань Дании»,
То армия двинется вспять.

За долгие годы вымогатели получили от своих данников шестьдесят миллионов пенсов, и во время современных раскопок в Дании было найдено больше монет англосаксонской чеканки, чем на территории самой Англии. Для оценки суммы «датских денег», которая могла взиматься с каждого земельного владения англов, в стране была осуществлена первая в Европе всеобщая поземельная перепись населения, результаты которой зафиксировала «Книга Страшного суда». А на колонизованных викингами землях образовалась «Область датского права», с особенной правовой системой. Она пережила нормандское завоевание и продолжала существовать в течение всего средневековья, оказав влияние на развитие общеанглийской юриспруденции.

Экспансия торговцев-колонизаторов распространялась не только на Запад. Король Вальдемар Великий, сын киевской княжны Ингеборг Мстиславны, женатый на полоцкой княжне Софье, совершил более двадцати грабительских походов под христианской хоругвью – в основном на берега Балтики, захватив остров Рюген, где было уничтожено знаменитое капище славянского племени руян. Его сын, Вальдемар Победоносный организовал крестовый поход против эстов, действуя в союзе с немецкими колонистами. Датчане оккупировали часть современной Эстонии, построив укрепленное поселение Таллинн, название которого выводится из слов «taani linn» – «датский град». Впоследствии короли из «Гавани торговцев» продали эту колонию Тевтонскому ордену за 14000 серебряных марок.

Внешнеполитическая экспансия датских монархов совмещалась с внутренней звериной борьбой за власть, отраженной в шестнадцатитомной хронике «Деяния данов» авторства Саксона Грамматика. Впоследствии Шекспир положит один из ее мотивов в основу своего «Гамлета» – убийства претендующих на престол родственников были обычны для здешних королевских династий. А метрополию королевства сотрясали восстания датских крестьян. К примеру, они выступили против Эрика IV, протестуя против налога за использование плуга, благодаря которому король вошел в историю под прозвищем Пловпеннинг – «Плужный Грош». Король Нильс был убит восставшими горожанами Шлезвига прямо в своем дворце, а Эрика Второго умертвили на народном собрании – "тинге", рудименте эпохи военной демократии.

Впоследствии датские короли вели «селедочные войны» с главным торговым конкурентом – Ганзой, закрывая ее судам выход через проливы. И стремились играть главную роль в государственных униях со Швецией и Норвегией, благодаря которым датчане также получили контроль над Гренландией, Исландией и Фарерскими островами. Они всеми средствами добивались лидерства в этих союзах: превратив в пепел расположенный по ту сторону Зундского пролива Мальмо, и уничтожив в «Стокгольмской кровавой бане» 1520-го года цвет шведского бюргерства и дворянской знати. А еще через сто лет экспансия вышла за рамки Европы, и Датская Вест-Индийская компания прибрала к рукам карибские острова Сент-Томас, Сент-Джон и Санта-Крус.

В двадцатом веке Датское королевство неохотно расставалось с остатками прежней империи. Только Вторая мировая война предоставила Исландии возможность стать независимой республикой. Тогда же пытались получить независимость Фарерские острова, чьи жители проголосовали за отделение на одном из референдумов. Однако датчане до сих пор заправляют их внешней политикой и сохраняют военную базу возле Торсхавна. Самый большой в мире остров Гренландия, земля эскимосов-инуитов у берегов Северной Америки, также контролируется самой старой в мире датской монархией – в военном союзе с США, которые традиционно держат здесь ракетные комплексы и войска. Гренландцы открыто выступают за независимость, однако в эпоху глобального потепления торговцы из Копенгагена предвкушают добычу полезных ископаемых из недр своей полярной колонии. А политиканы играют мускулами, заявляя права на шельф Ледовитого океана и конфликтуя с Канадой за освободившийся ото льда пролив у спорного острова Ханс, который обещает стать новым морским путем между Азией и Америкой. С конца Второй мировой войны скандинавское королевство становится военным сателлитом США, за что его едко высмеивали рисунки Херлуфа Бидструпа. Об этом напоминают военные корабли НАТО, пришвартованные в центре Копенгагена, прямо у знаменитого памятника андерсоновской Русалочке, которой регулярно отрезают голову туристы и местные шутники. Она была символически взорвана неизвестными 11 сентября 2003 года, в очередную годовщину взрывов в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Эта зажиточная страна, чтящая Торвальдсена и Андерсена, с розовыми кустами в палисадниках бюргерских домов, веками строила свое благополучие на торговой экспансии и грабеже, неразделимых между собой как брат и сестра. А также – на труде рабочего класса, который имеет здесь старые традиции самоорганизации. Мигранты Третьего мира стремятся сегодня в богатую Гавань Торговцев, которая отвечает на это исламофобскими карикатурами в либеральных газетах. В то время как иностранная пресса выводит карикатурный образ скуповатых датчан, делящих при разводе старые утюги. Спад экономики, зафиксированный здесь в первой половине года, напоминает о судьбе бывшей колонии Исландии. Она уже парализована кризисом, который подбирается к Копенгагену  – как опасливо говорили нам местные социал-демократы. И картина датских детей, продающих на улицах старые игрушки и собственные рисунки, чтобы подзаработать на карманные деньги, возможно, вскоре не будет выглядеть занятным развлечением для туристов.   

Андрей Манчук

Фото автра и Анны Петрович

http://infoporn.org.ua/2008/10/23/kopengagen-gavan-zahvatchikov-i-torgovtsev/#comments
 

Tags: империализм, класова пам`ять, мандри, фото
Subscribe

  • 2020: фото

    Если мы еще поживем, и меня спросят: "как ты провел 2020-й год?", я отвечу: "лечился от ковида, путешествовал и писал". О…

  • Папа и хунта

    В 1976-м году Бергольо потребовал, чтобы два священника-иезуита (Орландо Йорио и Франсиско Халикс) прекратили проповедовать теологию освобождения…

  • Светлана Баскова

    Российский кинорежиссер Светлана Баскова получила известность в конце девяностых – как автор авангардного кино, а затем сняла серию…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments

  • 2020: фото

    Если мы еще поживем, и меня спросят: "как ты провел 2020-й год?", я отвечу: "лечился от ковида, путешествовал и писал". О…

  • Папа и хунта

    В 1976-м году Бергольо потребовал, чтобы два священника-иезуита (Орландо Йорио и Франсиско Халикс) прекратили проповедовать теологию освобождения…

  • Светлана Баскова

    Российский кинорежиссер Светлана Баскова получила известность в конце девяностых – как автор авангардного кино, а затем сняла серию…