Андрей Манчук. Социальный журнализм (kermanich) wrote,
Андрей Манчук. Социальный журнализм
kermanich

Киевский ЖЗЛ

В изнасилованной серии "Жизнь замечательных людей" напечатали книгу о Зюганове. Это уже гротеск. Бедный Алексей Максимович Горький.

А в ГПК вышел очерк о киевской жизни имама Шамиля.

Шамиль в Киеве
 
Андрей Манчук / 06.09.2007

Проходя по Печерску, вы можете видеть бронзовый барельеф с изображением горца, одетого в черкеску, с овечьей папахой на голове. Надпись под ним гласит: "Здесь был дом, где в 1868-1869 годах жил один из основателей дружбы украинского и дагестанского народов, национальный герой Дагестана Шамиль".

Имя этого человека и сегодня известно всем, кто хоть сколько-нибудь знаком с историей кавказских народов. А в середине девятнадцатого века оно гремело не только по весям тогдашней Российской империи, но и во всей Европе. Сын кузнеца из горного аула Гимры, Шамиль еще в молодости прославился мусульманской ученостью и воинским мастерством. Впоследствии он возглавил своего рода революцию под руководством дервишей из суфийских сект, изгнал из Дагестана местную дворянскую знать и создал теократическую республику – имамат, объединившую в себе десятки народов разноплеменного Кавказа. Эта "страна Шамиля" оказала упорное сопротивление имперской экспансии со стороны России, которая смогла захватить Кавказ лишь после десятилетия упорной военной борьбы. Имам не только отражал карательные походы российских генералов, но и сумел наладить в горах организованную хозяйственную жизнь. "Народы, учитесь у них, на что способны люди, желающие остаться свободными", – писал о воинах Шамиля Карл Маркс, который назвал имама "отчаянным демократом".

Внутреннее устройство имамата было построено по законам шариата, но отличалось большой толерантностью к иноверцам. Русские солдаты, набранные из крепостных крестьян, массово бежали к "царю Шамилю" – от палочной муштры и четвертьвековой службы в армии. Здесь, в горах, они становились свободными людьми и образовывали целые поселения, где были построены церкви, ткацкая фабрика и пороховой завод. Вместе с этими перебежчиками в рядах армии Шамиля воевала Польская сотня, сформированная из ссыльных поляков. Несправедливая война на Кавказе угнетающе действовала на царское офицерство, а прогрессивная общественность России морально поддерживала сопротивление горцев. Значение их борьбы отражала поэма "Кавказ", написанная Тарасом Шевченко перед его тяжкой каспийской ссылкой. 

Отам-то милостиві ми 
Ненагодовану і голу 
Застукали сердешну волю 
Та й цькуємо. Лягло костьми 
Людей муштрованих чимало. 
А сльоз, а крові? Напоїть 
Всіх імператорів би стало 
З дітьми і внуками... 

Только спустя десятилетия, действуя золотом и штыком, переманив на свою сторону горскую знать, имперские генералы сумели захватить страну Шамиля. Осажденный в ауле Гуниб имам сдался российским войскам. Его доставили в Петербург, по дороге через украинский Чугуев, где Шамиль встретился с императором Александром, а затем отправили в почетную ссылку, поселив горского вождя в тихой провинциальной Калуге. Спустя несколько лет имам пожаловался властям на плохой климат, и в декабре 1868 года ему позволили переехать в Киев.

Согласно решению местных властей, имам разместился в несохранившейся ныне усадьбе Мосоловой, на углу Александровской и Крепостной улиц – сегодня на этом месте находится дом по адресу Грушевского, 28/2. Военному коменданту города, генерал-лейтенанту Новицкому предписывался строгий присмотр за Шамилем – "постоянный, но для него не стеснительный". Столичный Петербург выделил Киеву значительные средства на содержание знаменитого пленника, который, впрочем, вел скромную, почти аскетическую жизнь. Знаменитый кавказский герой вызывал живой интерес у киевских мещан. В первые дни после его приезда киевляне окружили усадьбу Мосоловой, желая высказать свое почтение плененному имаму. В будние дни он нередко гулял по Царскому саду, одетый в медвежью шубу, желтые сафьяновые сапоги и белую чалму, ношение которой санкционировало специальное разрешение от властей. Шамиль осмотрел Софийский собор и Лавру, чьи пещеры напомнили ему подземные укрепления в горских аулах. Спускаясь вниз, по склонам Днепра, он подходил к реке и подолгу наблюдал за движением пароходов.

Роскошная "золотая клетка" понравилась Шамилю, который тепло писал о Киеве в письме на арабском языке: "...я благополучно прибыл в Киев и расположился с семейством в доме, приготовленном для меня от правительства. Город Киев я нашел одним из лучших городов, которые мне приходилось видеть в Российской империи, как по хорошему климату, так и по красивому гористому местоположению, которое напоминает мне родину, где я родился и вырос. Молю Бога, чтобы оно послужило лекарством для моего семейства и было бы исполнением моего душевного желания".

Жены имама почти не показывались на людях, хотя любопытные киевляне очень хотели поглазеть на гарем Шамиля и его любимую жену – горскую еврейку, красавицу Анну Улуханову. По пятницам в усадьбе Мосоловой собирались другие ссыльные кавказские горцы – вместе они совершали здесь пятничные намазы. Между тем, царское правительство, наконец, разрешило имаму совершить паломничество в Мекку. Этому немало способствовало брожение среди радикальной молодежи, спровоцированное самим присутствием кавказского вождя. Киевские разночинцы бросали в карету Шамиля тетрадки с шевченковским "Кавказом", переписанным в них от руки. 

12 мая 1869 года имам спустился на Подол и сел на пароход, который доставил его в Одессу, а затем Шамиль выехал в Мекку, где и скончался полтора года спустя. Память о его визите в Киев находилась в забвении вплоть до двадцатых годов. А в начале девяностых дагестанская община Киева установила памятную доску на месте бывшего проживания знаменитого имама. В годы Первой чеченской войны это место часто служило сбором людей, требовавших немедленного прекращения боевых действий и независимости для разрушенной и разоренной Чечни. Нам приходилось видеть фото этого барельефа в самом Грозном, где до сих пор сохранилась Киевская улица, вместе с улицей Богдана Хмельницкого. А в дагестанской Махачкале давно установлен монумент в честь Тараса Шевченко, чьи поэмы изучают сейчас во многих кавказских школах. 

І вам слава, сині гори, 
Кригою окуті. 
І вам, лицарі великі, 
Богом не забуті. 
Борітеся – поборете, 
Вам бог помагає! 
За вас правда, за вас сила 
І воля святая!

Tags: Кавказ, Чечня, класова пам`ять
Subscribe

  • Светлана Баскова

    Российский кинорежиссер Светлана Баскова получила известность в конце девяностых – как автор авангардного кино, а затем сняла серию…

  • Николас Мадуро. Тень Чавеса

    Речь идет о Николасе Мадуро – человеке, к прошлому и настоящему которого СМИ сейчас проявляют особый интерес. Левый профсоюзный лидер…

  • Насилие

    Ее подружка Джина, невысокая девушка с ярко красными волосами, осторожно снимает капюшон и подключается к разговору. В ее голосе чувствуется гнев…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 23 comments

  • Светлана Баскова

    Российский кинорежиссер Светлана Баскова получила известность в конце девяностых – как автор авангардного кино, а затем сняла серию…

  • Николас Мадуро. Тень Чавеса

    Речь идет о Николасе Мадуро – человеке, к прошлому и настоящему которого СМИ сейчас проявляют особый интерес. Левый профсоюзный лидер…

  • Насилие

    Ее подружка Джина, невысокая девушка с ярко красными волосами, осторожно снимает капюшон и подключается к разговору. В ее голосе чувствуется гнев…