Андрей Манчук. Социальный журнализм (kermanich) wrote,
Андрей Манчук. Социальный журнализм
kermanich

Categories:

На край света

Заключительный очерк южноафриканского цикла на рабкор.ру. В качестве иллюстраций - много красочных фото, которые сняли в этой поездке мы с Ильей Деревянко и Владом Болобановым. Но все снимки не влезли - так что придется давать их отдельным постом. 

Мы и Африка
Земля, рабы и "бремя белого человека"
Заря африканского рейха
О чем мечтают наши нацисты
Претория. Страх и ненависть апартхейда
Соуэто-блюз. Борьба не завершена

Photobucket

Великий Трек. Из Трансвааля на мыс Доброй Надежды


Мы часто ездили по Капскому полуострову, выискивая подходящее место для пикника. Виды захватывали дух: громовой прибой Атлантики на фоне суровых гор. Ларри больше всего любил выкурить порцию наркотика и предаться созерцанию широкого ландшафта.

— До чёртиков прекраснейшее место в мире, — обычно говорил он с восторгом.

Он любил Южную Африку за «три П» — наркотики, политику и людей.

Ронни Касрилс. «Вооружен и опасен».

Между Преторией и Кейптауном – полторы тысячи километров дорог. Они проложены через поросшую бушем саванну, мертвую пустыню и прекрасные Капские горы, пересекая две большие реки – Оранжевую и Вааль. Вдоль дороги стоят сонные городки, где главная улица почти всегда названа в честь «вуртреккеров» – бурских колонистов-переселенцев, совершивших исход от океана вглубь континента. Буры шли сюда за новыми землями и рабами, но пропаганда позднее придала этому походу эпические черты, воплотив героический миф в словах «Die Groot Trek» – «Великий Трек».

Мы видели жизнь потомков этих людей, заглянув на ферму к родителям наших знакомых буров. Несмотря на современную технику, все здесь напоминает о патриархальном укладе переселенцев, живших за счет труда черных невольников. Пользуясь массовой безработицей, фермеры задешево нанимают на работу черных батраков из соседнего городка. Южноафриканский хутор – крааль – окружает вельд, где пасутся стада скота и разбиты плантации кукурузы. Бурская кухня отражает в себе важную хозяйственную роль скотоводства. В ней много мясных блюд, включая традиционное барбекю «брааи», фаршированные колбасы, пирожки с фаршем и билтонг – вяленое мясо, которые брали в дорогу легендарные переселенцы, храня его под своим седлом.

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Эти фермы и городки консервируют в себе быт и отношения эпохи апартхейда. Время будто остановилось тут – местный быт заставляет вспомнить о жизни в провинциальной глубинке американского запада, какой ее изображают в фильмах. Северо-Запад ЮАР иронически называют «африканским Техасом». Белые фермеры отличаются религиозностью и консерватизмом, ездят на старых пикапах, часто носят шляпы, высокие сапоги, и пьют пиво «Hunters Gold» в придорожных забегаловках, глазея оттуда на редких здесь иностранцев.

Photobucket

Photobucket

«Правительство особенно озабочено положением работников ферм и тех, кто проживает на их территории. АНК никогда не скрывал своего мнения, что фермеры являются худшими эксплуататорами и угнетателями африканского большинства. Министр сельского хозяйства и земельных дел Лулу Ксингвана неоднократно публично обвиняла фермеров как социальную группу в том, что они не только сгоняют своих работников с земли, но и избивают и насилуют их», – рассказывается в монографии «Какого цвета «южноафриканское чудо»?».

Photobucket

Photobucket

Photobucket

В 2007 году Конгресс ЮАР дебатировал планы перераспределить землю коммерческих ферм в пользу их работников. Однако, они были отложены до 2014 года. Живущие в сельской глубинке африканцы обычно не имеют здесь собственности, продавая свой труд белым хозяевам. В прежние времена черные работали в этой части страны только по временным пропускам, приезжая сюда из «бантустанов». Расовые барьеры пали – но большинству чернокожих граждан негде жить в открывшихся для них городах. Чаще всего они обитают в самодельных хижинах, выстроенных за городской чертой. Проблему пытаются решить с помощью специальных программ. Заняв участок земли, и построив на нем хибару, бездомные граждане ЮАР рассчитывают со временем получить от правительства полноценное жилище. Эти нищие, построенные из подручного мусора поселки можно видеть буквально в каждом городе по дороге к крайнему югу африканского континента.

Photobucket

Photobucket

Африканский вельд бесконечен. Поросшие низкими деревьями равнины тянутся до самого горизонта. На ветках колючих кустов строят свои домики желтые птицы-шалашники. Я подобрал на земле их упавшее вниз гнездо, свитое из душистых, прогревшихся на жаре трав. Солнце жжет землю, и саванна стонет металлическими голосами цикад. Красные холмики термитников похожи на рытвины гигантских подземных кротов – а из окна машины иногда можно видеть африканских страусов, зебр, антилоп или птицу-секретаря, запечатленную на новом гербе ЮАР.

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

В этой стране есть множество заповедников, где можно наблюдать за жизнью диких африканских животных, включая буйволов, львов, жирафов и носорогов – и они смотрятся здесь совсем не так, как в зоопарке. Вся Южная Африка представляет собой огромный национальный парк – но ее исключительно богатая фауна представляет собой остатки былого биологического разнообразия, некогда поражавшего европейских колонистов. В считанные десятилетия они уничтожили здесь два вида крупных копытных – голубую антилопу и зебру-квагга, истребив бессчетное количество прочих животных.


Photobucket

Photobucket

Их убивали не только ради мяса и шкуры. Четвероногие аборигены Африки должны были уступить жизненное пространство пришельцам и их стадам – так же, как и коренные африканские племена.

«Буры умышленно истребляли кваггу, чтобы «убрать» ее, как, впрочем, и других крупных животных, с территорий, которые они намеревались использовать под сельскохозяйственные культуры. За пятьдесят лет они вполне справились с этой задачей: квагга исчезла на большей части ареала; на территории, расположенной к югу от реки Оранжевой, последняя квагга была убита в 1858 г. К северу от этой реки еще можно было видеть стада этих животных, так как буры освоили этот район несколько позже. Но примерно в 1855 г., когда буры заселили и эти места, началось массовое истребление квагги. Хотя точная дата окончательного истребления квагги не известна, но она относится примерно к 1870—1880 гг.», – пишет об этом преступлении современный зоолог.

Память об этом массовом истреблении запечатлена в бурской легенде о "Trekkebokke" - великом исходе антилоп. Жители маленького городка Бофорт-Вест (родной город хирурга Кристиана Барнарда, который, вместе со своим черным ассистентом впервые пересадил человеку сердце), затерянного среди пустынных равнин, рассказывают, что в 1849 году сотни тысяч животных три дня подряд шли через его улицы -  а затем добрались до океана и бесследно исчезли, бросившись в его воды. Характерно, что, по местным преданиям, именно после этого здесь начали разводить домашних овец.

Photobucket

Photobucket

Photobucket

«После основания нового поселения мы в течение нескольких лет занимались тем, что освобождали земли, предназначенные под пастбища, от диких животных. В эту работу был вовлечен буквально каждый человек, включая подростков… Если не ошибаюсь, я добыл, по крайней мере, тридцать – сорок слонов и пять носорогов», – с гордостью писал в мемуарах президент Трансвааля Паулюс Крюгер. В итоге он был вынужден объявить о создании заповедников-резерватов, самый большой из которых, по иронии судьбы, до сих пор носит его имя. В противном случае, у бурской элиты не осталось бы мест для охоты. В наше время в ЮАР действует множество «частных заповедников», куда съезжается на сафари европейский истеблишмент и постсоветские нувориши – ведь только здесь можно купить право на отстрел всех представителей «африканской большой пятерки».

Photobucket

Photobucket

Photobucket

На подъезде к городу Кимберли, где на берегах соленого озера ярким пятном выделяется колония розовых фламинго, в саванне издалека видны алмазные прииски. Драгоценные камни добывают гидравлическим способом, прокачивая породу насосами земснарядов. Многие делают это нелегально, вырывая по ночам ямы-«копанки», в надежде случайно наткнуться на богатую россыпь. Большие воронки возле дороги показывают, что алмазы ищут практически всюду – ведь Кимберли является «алмазной столицей» корпорации «Де Бирс», контролирующей большую часть мирового рынка этих камней.

Photobucket

Photobucket

В 1866 году «цветной» мальчик-пастушок нашел у Оранжевой реки красивый блестящий камешек – алмаз «Эврика», а затем двое фермерских детей отыскали в земле знаменитую «Звезду Южной Африки». Койсанские племена издавна использовали эти твердые камни, чтобы обтачивать каменные жернова – считая их упавшими с небес звездами.

Photobucket

Сокровища открылись детям, но их быстро присвоили себе хозяева взрослого мира. Юг Африки охватила алмазная лихорадка. Десятки тысяч людей приезжали сюда со Старого Света, на карьеры сгоняли черных батраков, и на месте самого богатого месторождения образовался старательский поселок «New Rush» — «Большой Куш». Вскоре он получил официальное название Кимберли – по имени британского губернатора, аннексировавшего алмазоносные земли в пользу Британской империи. Северную часть этой области захватили бурские наемники-«мародеры». Вмешавшись в конфликт африканских племен, они образовали «Звездную республику» Стеллаланд, со столицей в «Свободном городе» Фрайбурге. Однако, позднее ее также захватили британцы.

Photobucket

Photobucket

На прииске Кимберли одновременно работало до пятидесяти тысяч человек. Старатели, китайские кули и чернокожие рабы практически вручную вырыли гигантский карьер, известный под названием «Большая дыра» – обнажив глубокий желоб древнего вулкана. Эта геологическая структура стала именоваться «кимберлитовой трубкой», по названию кимберлита – заполнявшей ее алмазоносной породы. Огромные дыры, уходящие под земную кору, образовались в результате прорыва раскаленного вещества мантии, в условиях огромного давления и высоких температур. Таким образом, геология увековечила название старательского поселка и захватившего его британского графа Кимберли.

 Photobucket

Photobucket

Вид на «Большую дыру» захватывает. Базальтовые склоны карьера круто обрываются к голубоватой воде – как будто небо Африки пролилось к самым корням планеты. «Здесь была видна мастерская, в которой создавалась Земля. Гончарный круг, на котором она вращалась», – написал в своей книге о Южной Африке Александр Проханов – и его слова как нельзя лучше подходят к этому месту. Из «Большой дыры» было извлечено почти три тонны алмазов, а также двадцать два миллиона тонн грунта. Кимберли стал первым электрифицированным городом Южного полушария, здесь пошел первый африканский трамвай, а сохранившаяся застройка конца XIX века демонстрирует, как жил тогда этот гигантский приисковый поселок, с его салунами и фондовой биржей. Старые кварталы Кимберли разбиты среди терриконов – что роднит его с Донецком или Кривым Рогом, а проседание горных выработок заставляет перекрывать целые улицы в историческом центре города. Тяжелые машины иногда проваливаются тут в открывающиеся ямы.

«Алмазный король» Сесиль Родс, владелец компании «Де Бирс», поставил под свой контроль прииски Кимберли, сделав их плацдармом для имперской политики Британской империи. Купив себе должность премьер-министра Капской колонии, и опираясь на штыки колониальных войск, Родс вынудил вождя Лобенгулу передать британцам огромные территории Южной и Северной Родезии, ставших затем Замбией и Зимбабве. Его конфликт с бурскими республиками за золотоносные территории Ранда стал одной из причин начала Второй англо-бурской войны, когда бурская армия держала в осаде Кимберли. На холме Магерсфонтейн, расположенном в глубине саванны, мы осмотрели место болезненного поражения британских войск от бурских стрелков – которые боролись между собой за минеральные богатства этой земли.

Алмазы, золото и другие природные богатства Южной Африки всегда питали движущие силы ее кровавой истории. «Если посмотреть на политические границы Африки, то увидим, что это одновременно и геологические границы. Империалисты, теперь мы это знаем, делили между собой месторождения, и проводили между ними границы. Что такое граница между ЮАР и Мозамбиком? Собственно, там, где кончаются в ЮАР полезные ископаемые, сразу начинается Мозамбик», – остроумно отмечено на этот счет у Проханова.

За Оранжевой рекой начинаются пустынные равнины Кару, разбавленные столбовидными силуэтами гор. На дороге можно встретить специальный знак – сколько километров осталось до спасительной тени ближайшего дерева. Грозы, которые проходят здесь в дождливый сезон, похожи на грандиозное представление библейского божества – с песчаными вихрями и яркими вспышками молний. Декорацией к нему служит Большой Уступ – древняя геологическая формация, которая гигантской ступенькой спускает плато Южной Африки к берегу океана.

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

В этих местах, на берегу Оранжевой реки, расположена Орания – знаменитая колония бурских расистов, широко известная в ультраправых кругах Америки и Европы. В декабре 1990 года националистически настроенные буры во главе с зятем бывшего премьер-министра Хендрика Фервурда – «архитектора апартхейда», приобрели у Департамента водных дел маленький городок. Он был построен возле оросительного канала для проложивших его рабочих. Однако купившие землю националисты объявили Оранию «городом белых» – пытаясь осуществить давнюю мечту о расово-чистом поселении, где буры могли бы обойтись без «разлагающего труда черных».

– Орания – удивительное место. Там даже улицы подметаются белыми, – сказал нам знакомый бур.

– Да, представляете – они там работают вместо черных!, – со смехом подтвердила его жена.

Было видно, что этот факт вызывает у них неподдельное удивление. Наши собеседники относились к правым фермерским кругам, не скрывали своих расистских взглядов и с ностальгией говорили об апартхейде. Но искренне не понимали, как можно существовать без рабочих рук черных.

Photobucket

Спустя двадцать лет после основания Орании мы могли наблюдать результат этого расистского эксперимента. Фраза о том, кто подметает здесь улицы, сразу вспоминалась на пыльных и неухоженных дорогах «белого» городка, контрастирующих с образцовым порядком других поселений. На нем лежит печать глубокого провинциального запустения. Несмотря на постоянную финансовую поддержку влиятельных и богатых друзей из внешнего мира, о которой не стесняются говорить жители Орании, несмотря на бешенную рекламу, которое сделало это место известным далеко за пределами Африки, в Орании поселились всего полторы тысячи человек. Хотя многие формальные жители приезжают сюда только в «отпуск», несколько раз в году – чтобы подышать чистым воздухом пустынных равнин Кару.

Управляющие делами колонии не ждали нашего приезда – однако провели для белых гостей экскурсию по городку, и даже показали рекламный фильм о его жизни. Его восторженный, истерический пафос напоминал пропаганду тоталитарных харизматических сект. По существу, Орания действительно является аналогом поселения спасающихся от жизни религиозных сектантов. Ведь в основе их культа лежит нехитрый набор догматов о расовой чистоте, мессианском призвании буров и особом статусе языка африкаанс.

Внутренний распорядок колонии также напоминает уклад сектантской общины. Орания отнюдь не является «вольным городом». Территория поселения принадлежит частной компании «Vluytjeskraal Aandeleblok» – что можно перевести словами «Акционерное общество «Загон свистом». Желающие поселиться в Орании должны покупать акции компании, а ее председатель занимает должность невыборного «мэра». Контрольный пакет частного «города белых» принадлежит небольшой группе местных элит, и они жестко регламентируют его быт и уклад. К примеру, они следят за моралью рядовых жителей, которые не могут жить вместе до заключения брака, а распорядок их хозяйственной деятельности определяется вышестоящим начальством.

Как и все прочие города ЮАР, «белая» Орания разделена по социальному признаку. Люди из более бедных слоев селятся в небольших типовых домиках центрального квартала «Kleingeluk» – «Маленькая удача», тогда как основатели города и зажиточные граждане живут привычной жизнью бурских элит, в богатых домах «Большого поселка» – «Grootdorp». Бедным – маленькое, богатым – большое, а доходы поселка распределяют согласно количеству купленных акций.

Photobucket

Орания – город вечной «Оранжевой революции». На ее столбах и деревьях развешаны большие банты, очень похожие на те, что украшали Киев в 2004 году. Однако, на улицах городка почти не видно людей. Многие дома, построенные впрок по какой-то особой экологичной технологии, годами простаивают пустыми. Встретившаяся нам австралийка, которая изучает Оранию для своей диссертации, рассказала, что молодежь нередко уезжает в крупные города, чтобы спастись от неизбывной скуки сектантской жизни.

На въезде в Оранию расположен «культурный центр» с сувенирной лавкой. Там можно купить местную валюту «Ора» – хотя, впрочем, ее так и не ввели в обращение. Здесь также продают символику с эмблемой поселка. Это белый подросток, который закатывает рукава на фоне традиционного оранжево-синего флага. По мысли отцов-основателей, он символизирует готовность к физическому труду и защите своих «расовых интересов».

Однако, принцип «крови и почвы» почему-то не привел город к выдающимся хозяйственным результатам. Поля и плантации ореха-пекана, которые показали нам местные жители, не столь велики и отнюдь не впечатляют на фоне других южноафриканских хозяйств. Больше того – в процессе поездки по здешним фермам мы замечали там и «цветных» работников, на которых старались не обращать внимания наши гиды. Похоже, что без наемного труда коренных африканцев не обходятся даже в Орании.

Photobucket

Photobucket

Местное святилище – музей премьера-расиста Фервурда, в доме, где еще недавно проживала его семья, похожа на пыльный склад статуй и картин покойного «архитектора апартхейда». Между бюстами «фюрера Африки» непочтительно снуют комнатные собачки. Хендрик Фервурд, яростный расист и поклонник Гитлера, нес личную ответственность за преступления системы расовой сегрегации. Он был зарезан в 1966 году, в здании парламента ЮАР в Кейптауне, посыльным Димитрио Тсафендасом . Убийцу, который когда-то был моряком и состоял в Компартии ЮАР, подозревали в коммунистическом заговоре, но в итоге признали больным шизофренией – не указывая на обстоятельства, которые могли спровоцировать действия этого человека. Отец Тсафендаса был греком, а мать – метиской из Мозамбика. Согласно расовым законам ЮАР он считался «цветным», и не мог жениться на любимой женщине – негритянке. Тсафендас подал заявление с просьбой перевести его в расовую категорию «банту», но его заявление было отклонено.

Хотя, по версии, озвученной нам консервативными бурами, Фервурда убили ополчившиеся на их расу масоны.

Photobucket

Photobucket

Власти Южной Африки не предпринимают попыток ликвидировать это расистское гнездо. Их можно понять – ведь Орания в ее нынешнем виде является отличной пародией на проект «Народного государства белых» с которым носятся бурские шовинисты. Когда члены общины «цветных» метисов, прежде владевших этой землей, заявили на нее свои права, правительство само заплатило им выкуп – чтобы не дать повода к политической истерике буров. Пять лет назад в Претории распорядились закрыть местное радио, вещающее на центральную часть страны. «Наблюдение показало, что эта станция является ультраправой и придерживается исключительно расистских взглядов», — сообщила тогда чиновница Лидия де Суза. Однако, радиостанцию закрыли только из-за отсутствия лицензии – и уже вскоре она возобновила свою работу. А накануне нашего приезда в Оранию здесь побывал с визитом сам президент ЮАР Джейкоб Зума.

Photobucket

Photobucket

Еще более убогим смотрится местный «исторический музей» – скопище пожелтевших расистских плакатов, патриотических картин из жизни «вуртреккеров», старых флагов ЮАР и символики прежней «белой» армии апартхейда. Его смотритель, бывший военный с безумным блеском в глазах, едва мог говорить по-английски. Сюда, в Оранию, стоило бы переселить постсоветских нацистов – в этой пустынной резервации они найдут много похожих на себя людей, и будут изолированы в безопасном для общества месте.

Photobucket

Кейптаун – удивительно красивый город на самом краю Африки – демонстрирует другие темпы и краски жизни, разительно контрастируя с пустынным захолустьем Орании. Когда расисты сносили здешний Шестой район, выселяя оттуда «цветных» и черных, один их жителей оставил на стене своего бывшего, пустующего дома знаменитую надпись – «Добро пожаловать в страну фей!». Но даже без этой горькой иронии Кейптаун выглядит волшебной шкатулкой, полной достопримечательностей и приключений. Воспетый в наших уличных песнях порт расположен у подножия знаменитой Столовой горы – из-за которой раскуривают трубку облаков легендарный Пират и его друг Дьявол. С ее плоской вершины открывается вид на вечный прибой открытого океана и остров Роббен, где провел двадцать семь лет Нельсон Мандела. А прямо под горой находится старый форт. На его месте некогда основали свою факторию завоеватели и торговцы из голландской Ост-Индской компании.

Волей колонизаторов здесь началось смешение рас и культур, породившее современный народ Южной Африки.

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Город на мысу впечатляет разнообразием архитектуры, животным миром и удивительным разнообразием флоры – самым богатым на всей планете. Но даже в его покрытых виноградниками долинах, где потомки гугенотов делают свои знаменитые вина, в курортных поселках, где на заповедных пляжах плавают африканские пингвины, а по холмам бегают стаи бабуинов – повсюду, можно видеть трущобные домики черных африканцев – напоминание об изнанке этого природного рая. В бухте Кэмп Бэй, известной лежбищами морских котиков, эти хибарки расположены на прибрежных склонах – будто скатываясь к волнам.

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

На мысу Доброй Надежды всегда поет ветер. Однажды здесь преломилась история – когда его обогнули португальские мореплаватели, открыв путь в Азию для нарождающейся европейской буржуазии, которая готовилась покорить мир. Мореход Бартоломеу Диаш назвал эту скалу Мысом Бурь – но король Жуан увидел в ней надежду найти морской путь к сокровищам Индии, отнюдь не заботясь о добре и надежде для самой Африки. Сам капитан Диаш, первый европеец, достигший этого мыса, лично застрелил из арбалета аборигена из койсанского племени. Этот выстрел положил счет миллионным жертвам европейской колонизации Южной Африки.

Стоя на «Кейп Пойнт», надо почувствовать – в этом месте кончается огромный континент, раскаленный от жары, войн и страданий. Все его кошмары тонут в забвении холодного океана, в синем просторе – за которым только антарктические снега, без людей и их бесчеловечного бытия.

Photobucket

 
 
Tags: Африка, Третий мир, гетто, империализм, их положение, класова пам`ять, мандри, расизм, фашизм, фото, экология
Subscribe

  • 2020: фото

    Если мы еще поживем, и меня спросят: "как ты провел 2020-й год?", я отвечу: "лечился от ковида, путешествовал и писал". О…

  • Папа и хунта

    В 1976-м году Бергольо потребовал, чтобы два священника-иезуита (Орландо Йорио и Франсиско Халикс) прекратили проповедовать теологию освобождения…

  • Светлана Баскова

    Российский кинорежиссер Светлана Баскова получила известность в конце девяностых – как автор авангардного кино, а затем сняла серию…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 39 comments

  • 2020: фото

    Если мы еще поживем, и меня спросят: "как ты провел 2020-й год?", я отвечу: "лечился от ковида, путешествовал и писал". О…

  • Папа и хунта

    В 1976-м году Бергольо потребовал, чтобы два священника-иезуита (Орландо Йорио и Франсиско Халикс) прекратили проповедовать теологию освобождения…

  • Светлана Баскова

    Российский кинорежиссер Светлана Баскова получила известность в конце девяностых – как автор авангардного кино, а затем сняла серию…