Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Под руку с Тягнибоком

Польские русалии

Что такое материализм?

Я звонил моей единственной бабушке, которая осталась в живых. Ее зовут Нина Иосифовна Манчук (дев. Тамборська-Красноселецька), она римо-католичка, и живет в лесном селе, где прошло мое детство, и где нет газового отопления. 

Когда мы говорим о сильном морозе, надо представить его в деревянной хате, среди глухих лесов – где в такие дни надо постоянно топить грубу, чтобы остаться в живых.

У бабы Нины есть сын, и есть дочь (кроме покойных, которых оплакивает наша семья). У нее есть внуки – пусть даже все они живут далеко от лесного села. Ей загодя нарубили дров, привезли водки и сигарет (твердая валюта зимних украинских лесов) и прочей снеди. 

Но мороз одинаков для всех – а одиночество страшнее мороза. И в этом селе все еще живут никому не нужные, заброшенные старики. Колхоз давно умер, и каждый спасается в одиночку – даже там, где надо надеяться лишь на самих себя. 

Думают ли о них те бляди-политики, которые двадцать лет кричали о независимости и великой истории нашей страны? Сколько таких стариков переживут двадцатиградусный мороз там, где они могут надеяться только на робкий, холодный огонь в мерзлой печи?

Свадьба

Отпрыск династии имперских хищников, ответственной за целую кучу войн и грабежей, женится на дочери состоятельного нувориша - которую представляют публике едва ли не "девушкой из народа".

А миллионы с умилением наблюдают за этим мещанским шоу - пока британские самолеты бомбят Ливию и Афганистан (где десятками убивал людей принц Гарри, шафер на этой гламурной свадьбе).

Я как-то уже писал: традиция почитания британской монархии, которую давно навязывают нашему миру - нечто запредельно отвратительное. Чего стоит это обязательное употребление словечка sir, перед именами тех, кому пожаловала титул старая карга Элизабет.

Есть в этом что-то глубоко унизительное - как пьяные танцы Ельцина, или аншлаги на концертах Пугачевой.

В продолжение

Без воздуха

"И ни звука!" - повторил голос шофера. Лязгнуло железо, наступила тишина. В темноте светилась тонкая щель - для вентиляции. Андрей и еще трое - две женщины и мужчина, - скрючившись, лежали на дне железного ящика. Их руки и ноги переплелись, лица уперлись в чужие затылки.

Через полчаса машину запаковали. Какие-то тяжелые вещи надвинулись на ящик снаружи, стало совсем темно - Андрею казалось, что их заживо хоронят в гробу. Воздуха не хватало. Под гул заработавшего мотора он думал: нечем дышать. Снова нечем дышать.

Collapse )